телефон в шапке

+7 (383) 278 85 74
с 900 до 1800, пн-пт.

logo-inside

site-name

Контакты

Наш адрес:
г. Новосибирск,
ул. Ползунова, 7
(4-й этаж, офис 47)
Телефоны:
редакция:
(383) 278-85-74; 217-44-23
ответственный за выпуск, Н. Беляева:
(383) 279-73-83 (т/ф)
ответственный за рекламу и распространение, М. Семехина:
(383) 217-48-03
Материалы для публикации направляйте по адресу:
630051, г. Новосибирск,
а/я 34
Сибирская академия финансов и банковского дела
E-mail: md_sifbd@nnet.ru
Для оформления подписки и приобретения журнала:
E-mail: semehinam@mail.ru

Схема проезда

Частное образовательное учреждение
Высшего образования

© Сибирская академия финансов и банковского дела


Печатный орган Межрегиональной ассоциации «Сибирское соглашение»

При перепечатке и использовании
материалов
ссылка на журнал
«Сибирская финансовая школа»
обязательна

Реквизиты

ИНН 5402106870
р/счет 40703810110000000005
в ОАО КБ «Акцепт»,
г. Новосибирск,
к/с 30101810200000000815
БИК 045004815
ОКОНХ 92110
ОКПО 16925131

Направления и проблемы нового этапа налоговой реформы в Российской Федерации

Вы здесь

Выпуск: 
Рубрика: 

В.А. Лобанов - государственный советник налоговой службы РФ III ранга, руководитель Межрегиональной инспекции МНС России по Сибирскому федеральному округу
Г.П. Литвинцева - кандидат экономических наук, заведующая кафедрой экономической теории НГТУ

 

Версия для печати (формат .zip, 0,59 Mb) - скачать

С 1 января 1999 г., с принятием и вступлением в силу части первой Налогового кодекса Российской Федерации, начался новый этап налоговой реформы, который, как предполагается, должен завершиться в ближайшие два года. Основные цели реформирования налоговой системы России на современном этапе – это, во-первых, снижение налогового бремени налогоплательщиков (не только снижение ставок, но и отмена неэффективных налогов при одновременном упрощении процедур исполнения налоговых обязательств), во-вторых, уравнивание в обложении налогоплательщиков, находящихся в одинаковых условиях, а также пресечение уклонений от налогообложения.

 

За последние годы сделано немало. Вместо трехуровневой шкалы прогрессивных ставок подоходного налога ныне действует «плоская» 13 %-ная ставка налога на доходы физических лиц 1, по налогу на прибыль организаций вместе с отменой большей части льгот основная ставка снижена до 24 %, отменены налоги, исчисляемые с выручки, и налог с продаж, введены единый социальный налог (ЕСН) и налог на добычу полезных ископаемых (НДПИ).

В ближайшие годы планируется снизить ставку ЕСН с 35,6 до 26 % и налога на добавленную стоимость (НДС) с 18 до 15–16 %. Компенсировать потери бюджета при этом предполагается за счет повышения уровня налоговых изъятий в добывающем секторе экономики через увеличение ставок НДПИ и вывозных таможенных пошлин на нефть, а также за счет индексирования акцизов на винно-водочную и табачную продукцию. Ожидается также принятие новых глав Налогового кодекса по имущественным и природным налогам (налогу на имущество физических лиц, налогу на наследование и дарение, земельному и водному налогам), причем предполагается, что земельный налог будет взиматься исходя из кадастровой стоимости земли, а налог на имущество физических лиц – на основе его рыночной стоимости.

Анализ системы национальных счетов России за 1991 – 2002 гг. [1, 2] показы-вает, что за период реформ налоговая нагрузка на экономику серьезно возросла. В результате доля чистых налогов на производство и импорт (налоги минус субсидии) увеличилась с 4,3 % ВВП в 1991 г. до 13,4 % в 2002 г. (табл. 1), а общий размер чистых налогов на производство и импорт в сопоставимых ценах вырос более чем в 2 раза (табл. 2).

Таблица 1
Динамика чистых налогов на производство и импорт в 1991 – 2002 гг.,
% ВВП, в текущих ценах

Виды налогов
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2002 г. к 1991 г.,
раз
На продукты*
3,6
1,7
8,8
7,5
7,5
8,9
9,1
9,3
10,2
11,3
11,9
10,9
3,1
Другие на производство**
0,8
1,5
1,5
1,7
4,2
5,3
6,0
6,6
5,4
5,6
3,3
2,5
3,3
Итого
4,3
3,2
10,3
9,2
11,8
14,2
15,2
15,9
15,7
17,0
15,2
13,4
3,1

* Налоги, взимаемые пропорционально количеству или стоимости товаров и услуг, производимых, продаваемых или импортируемых резидентами. К ним относятся: налог на добавленную стоимость (НДС), акцизы, налоги на импортируемые товары и услуги и т.п.
** Налоги, связанные с использованием факторов производства (труда, земли, капитала), а также платежи за лицензии и разрешение заниматься какой-либо деятельностью или другие платежи, уплата которых необходима для деятельности резидента. Они не включают любые налоги на прибыль или иные доходы предприятия. К другим налогам на производство относятся: налог на имущество предприятий, плата за использование природных ресурсов, налоги на землю, налоги, взимаемые в зависимости от фонда оплаты труда, лицензионные сборы и др.

Таблица 2
Динамика чистых налогов на производство и импорт в 1991 – 2002 гг.,
% ВВП 1991 г., в сопоставимых ценах

<><>

Виды налогов
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2002 г. к 1991 г.,
раз
На продукты
3,6
1,4
6,8
5,1
4,9
5,6
5,8
5,7
6,6
8,0
8,9
8,5
2,4
Другие на производство
0,8
1,3
1,2
1,1
2,8
3,3
3,9
4,0
3,5
4,0
2,4
1,9
2,5
Итого
4,3
2,7
8,0
6,3
7,7
8,9
9,7
9,6
10,1
12,0
11,3
10,4
2,4

Уровень налоговой нагрузки в России (в 2002 г. – 34,3 % ВВП) сегодня примерно соответствует показателям большинства развитых стран [3]. По доле налогов в ВВП Россия находится посередине между «европейскими» налоговыми системами с уровнем налогов в 36 – 45 % ВВП и «американо-японской» моделью (менее 30 % ВВП). Большинство постсоциалистических стран Восточной Европы по данному показателю близко к российскому уровню (рис. 1).

Рисунок  1.
Соотношение объемов налоговых изъятий в России (2002 г.) и ряде других стран (1999 г.), % ВВП
Рисунок 1

Однако многие исследователи считают уровень налоговой нагрузки в российской экономике в целом и по отдельным налогам, в частности, слишком высоким. В пользу снижения уровня налоговой нагрузки, как правило, приводятся два основных довода.

Во-первых, снижение налоговой нагрузки может способствовать выводу экономики «из тени».

Однако, на наш взгляд, причины уклонения от уплаты налогов в Российской Федерации не могут быть объяснены лишь высокими налогами. Уклонения от уплаты налогов провоцируются слабостью системы налогового администрирования и судебной системы, низкой правовой и экономической культурой общества, общим экономическим уровнем развития государства и рядом других факторов. Простое снижение налогов несколько сократит стимулы для уклонения, но не решит проблему в целом. Как показала практика, ни введение плоской шкалы подоходного налога, ни снижение ставки налога на прибыль организаций, ни введение накопительных пенсионных отчислений не вызвало массового вывода доходов из тени.

Во-вторых, снижение налоговой нагрузки будет стимулировать инвестиционную деятельность.

Необходимость активизации инвестиционной деятельности для всех очевидна – практически все отрасли экономики находятся сегодня в глубоком инвестиционном кризисе и испытывают острую потребность в финансовых ресурсах. Достаточно сказать, что средний возраст оборудования в промышленности сегодня превышает 20 лет, а износ основных фондов практически во всех ее отраслях составляет 60–70 %. Только для восстановления основных фондов необходимо вкладывать в ведущие отрасли промышленности в течение ближайших 10 лет не менее 100 млрд дол. ежегодно [4].

В сельском хозяйстве, по расчетам специалистов, в 2006 г. начнется массовое выбытие из строя тракторов и комбайнов, выпущенных в советскую эпоху. Эта техника физически не способна работать более 15–17 лет, и хозяйства будут вынуждены либо резко сокращать посевные площади, либо закупать новую технику [5].

В электроэнергетике выработало проектный ресурс более половины действующих на ГЭС гидроагрегатов. К концу 2010 г. объем генерирующих мощностей, выработавших проектный ресурс, достигнет 113 млн кВт – около 50 % от уровня мощностей 2000 г., иными словами, половину всего энергетического оборудования необходимо до конца 2010 г. заменить [6].

На железной дороге устарел почти весь вагонный и локомотивный парк, насчитывающий 635 тыс. единиц. Около 70 % парка необходимо срочно заменять. До конца 2010 г. из-за истечения срока службы будет списываться в среднем по 1200 локомотивов в год. Необходимость их замещения в таком объеме превышает производственные возможности российских предприятий не менее чем в 2 раза. «В прошлом году мы получили 65 новых локомотивов. Если темпы обновления останутся теми же, нам понадобится 300 лет», – отметил глава РЖД Г. Фадеев на Немецком транспортном форуме в Берлине в апреле 2004 г. Для обновления подвижного состава необходимы инвестиции в размере более 50 млрд дол. на период до 2010 г. [7].

В авиации сегодня насчитывается 3830 гражданских самолетов, однако реально эксплуатируется лишь половина. К 2005 г. парк магистральных самолетов уменьшится примерно на 20 %, а в 2015 г. он составит не более 25–30 % от существующего. Наш авиапром ведет лишь единичное строительство, да и то на основе фюзеляжей, доставшихся в наследство еще с советских времен [8]. Еще пять лет назад в России было полторы тысячи аэропортов, способных принимать суда первого, второго и третьего классов. Сейчас их менее 500. В Западной Сибири из 150 аэропортов местных воздушных линий остались единицы, а в Новосибирской области – ни одного из двух десятков.

В жилищно-коммунальном хозяйстве (ЖКХ) к концу 2003 г. размер аварийного и ветхого жилья достиг 140 млн м2 и ежегодно растет на 40 %. Износ коммунальных котелен превышает 60 %, а около 30 тыс. тепловых сетей находятся в аварийном состоянии. Как утверждает бывший глава Госстроя РФ Н. Кошман, «задержка с проведением реконструкции еще на 10–15 лет приведет к сносу в некоторых городах России до 20 % существующей жилой застройки» [9].

В целом, по заключению директора Института проблем глобализации М. Делягина, «к 2008 году завершится “качественный переход”: проедание советского наследства закончится, и натуральные ограничения развития впервые и внезапно для государства станут более важными, чем финансовые» [10].

Таким образом, угроза массового выхода основных фондов из строя и высокая потребность в инвестициях для недопущения этого очевидны. Беда в том, что институты, призванные инвестировать и кредитовать предприятия (фондовый рынок и кредитно-финансовые учреждения) не находят выгодных ниш для вложения денег в реальном секторе экономики, поскольку значительная часть российских предприятий убыточна (более 40 %) и функционирует в режиме проедания капитала (свыше 70 % предприятий). В этих условиях большинство предприятий вынуждено осуществлять модернизацию и реконструкцию производства преимущественно за счет собственных средств (доля кредитов коммерческих банков в инвестициях в основной капитал предприятий не превышает сегодня 5 %). Снижение налоговой нагрузки увеличивает финансовые ресурсы предприятий и расширяет возможности их саморазвития 2.

Отличительная особенность российской налоговой системы заключается в том, что основная часть налогов взимается с предприятий (бизнеса), а не с домашних хозяйств, как это имеет место в развитых странах. Данная особенность исторически обусловлена тем, что в советское время оплата труда работников была заниженной, соответственно, и налоги с нее были невысоки. К тому же в период реформ денежные доходы значительной части населения еще более снизились. Реальная оплата труда составила в 2001 г. всего лишь 52 % к уровню 1990 г., а социальные трансферты (пенсии, стипендии и иные денежные социальные пособия) – 58 %. По данным социологических исследований 17 % населения испытывает сегодня нехватку денег на еду, 52 % – на одежду, 87 % – на бытовую технику. Около 15 млн чел. живут практически в условиях натурального хозяйства, 31 млн – за чертой бедности [11]. В 61 субъекте РФ в настоящее время доходы граждан ниже величины минимального потребительского бюджета, обеспечивающего, в отличие от потребительского минимума, не только физическое выживание, но и простое воспроизводство населения. И при всем том предпринимательские доходы составили в 2001 г. 174 % к уровню 1990 г., а доходы от собственности – 128 %.

Произошла поляризация общества на два неравных социальных слоя – обеспеченности и бедности. Слой обеспеченности, в котором сохранился или увеличился дореформенный уровень благосостояния, по оценке РАН включает 25–30 млн чел., или пятую часть населения. Из них 8–10 млн чел. (5–7 % населения) практически достигли западных стандартов потребления продуктов питания, предметов гардероба, товаров бытового и хозяйственного назначения, услуг. В обществе фактически отсутствует средний класс в качестве вполне адаптированной к новым условиям страты. 5 % богатых и очень богатых людей сосредоточили в своих руках не только производственные мощности, сырьевые ресурсы и высокую долю текущих доходов, но и располагают тремя четвертями денежных сбережений, которые находятся в том числе за рубежом. В целом по уровню жизни населения и его дифференциации по доходам мы находимся сегодня, по оценке Всероссийского центра уровня жизни Минтруда РФ, на уровне 1913 г. [12].

Понятно, что в силу бедности основной массы населения переложить на него львиную долю налогового бремени, как это делается в развитых странах, невозможно. Увеличивать же налоговую нагрузку на богатые слои общества после введения плоской шкалы налогов на доходы физических лиц и регрессивной шкалы ЕСН правительство не предполагает. Значит, необходимо изыскать возможности для снижения налогов на предприятия одних отраслей за счет увеличения налогов на предприятия других отраслей.

Почти 60 % налоговых поступлений в консолидированный бюджет сегодня дают экспортно-сырьевые отрасли (нефтяная и газовая промышленность, черная и цветная металлургия, химическая и нефтехимическая промышленность, лесобумажная промышленность, трубопроводный транспорт) и торговля (35 % и 22 %, соответственно, всех налоговых поступлений в 2002 г.) [3]. Такая ситуация сложилась в годы реформ в результате перехода экономики России к модели торгово-сырьевой специализации и сворачивания сектора отраслей, производящих конечную продукцию и ориентированных на внутренний рынок – сельского хозяйства, строительства, машиностроения, легкой и пищевой промышленности. Две последние отрасли в советское время давали основную часть налоговых поступлений. К началу 2003 г. физические объемы производства в машиностроении, легкой и пищевой промышленности упали по сравнению с 1990 г., по данным Госкомстата РФ, соответственно на 43, 84 и 36 %. Падение объемов производства в сельском хозяйстве составило 32 %, в строительстве – 59 %. В результате экономика России приобрела двухполюсный характер. С одной стороны – экспортно ориентированный сектор и торговля, извлекающие высокие доходы от экспорта сырья и сопровождающего его импорта товаров, с другой стороны – сектор низкорентабельных внутренне ориентированных отраслей.

Такое устройство экономики повлекло следующие проблемы.

Во-первых, практически половина налоговых бюджетных поступлений оказалась жестко зависимой от конъюнктуры внешнего рынка. Так, по данным Института финансовых исследований, изменение мировой цены на нефть марки Urals на 1 дол. вызывает изменение ВВП России на 0,35 %, а поступление налогов увеличивается или уменьшается на 2 млрд дол. Понятно, что в этих условиях риск возникновения значительного бюджетного дефицита весьма высок. Для его преодоления правительство создало в 2004 г. стабилизационный фонд, куда зачисляются дополнительные налоговые доходы, полученные при превышении цены на нефть 20 дол. за баррель, которые могут быть использованы для преодоления бюджетного дефицита в случае серьезного падения цен на углеводороды.

Во-вторых, двухполюсность экономики привела к высокой концентрации доходов в торговле и серьезному дефициту финансовых средств в отраслях реального сектора. Анализ таблиц «Затраты – Выпуск» России за 2000 г. [13] показывает, что на долю торговли приходится свыше 45 % валовой прибыли и смешанных доходов всей экономики (рис. 2).

Рисунок 2.
Отраслевая структура валовой прибыли и смешанных доходов в 2000 г.,
% к итогу
Рисунок 2

Причем, в 2003 г. валовая прибыль торговли выросла по сравнению с 2002 г. более чем в 2 раза за счет внешней торговли.

Высокая концентрация доходов в торговле обусловлена, по оценкам зарубежных исследователей, прежде всего тем, что торгово-посреднические наценки, в частности, на энергосырьевые ресурсы (нефть, нефтепродукты, газ, уголь), в России в 2-3 раза выше, чем в Западной Европе. Кроме того, многие владельцы российских компаний, особенно в нефтегазовом секторе, применяют трансфертное ценообразование, продают продукцию по ценам ниже рыночных «своим» торговым компаниям, которые, в свою очередь, перепродают товары потребителям по «серым» схемам, а теневой доход кладут в общий с владельцами компаний карман. Такие схемы позволяют не только уклоняться от налогов, но и вывозить капитал за рубеж. Ввиду этого российский ВВП называется экспертами Всемирного банка «потемкинским» [14]. Еще одна причина высокой доходности торговли состоит в том, что свыше 40 % ресурсов розничного товарооборота составляют импортные товары, вся прибыль от реализации которых опять-таки достается торговле.

В этих условиях в экономике России в 1999 – 2003 гг. обозначился глубокий разрыв между потребностями страны в инвестициях и способностью ее институтов трансформировать получаемые доходы в конкретные программы по модернизации и развитию отраслей экономики. Надежды на то, что возросшие прибыли экспортеров и увеличившиеся поступления на их валютные счета будут направлены в долгосрочные инвестиции в российскую экономику, не оправдались. Экспортеры хотя и повысили свои инвестиционные расходы на развитие профильного производства и создание мощных диверсифицированных конгломератов типа «Сибала», «Северстали», «Интерроса», но остающиеся в их распоряжении значительные средства предпочитают вкладывать в зарубежные активы, держать на корсчетах за рубежом или в Центральном банке Российской Федерации (ЦБ).

Хлынувший в Россию поток «сырьевых» долларов привел не к инвестиционному буму, а к переизбытку ликвидности и образованию крупных остатков свободных средств на счетах кредитных организаций в ЦБ, которые не работают в экономике даже в качестве оборотной кассы. На начало апреля 2004 г. сумма таких остатков превысила 190 млрд руб. Из-за перенасыщенности банковской системы деньгами и отсутствия выгодных ниш вложения спроса на них не было. В силу этого доходность депозитов всех видов для населения в коммерческих банках в I квартале 2004 г. оказалась отрицательной.

Стабильная перенасыщенность банковской системы деньгами вызывает большую обеспокоенность правительства и ЦБ. Они совместными усилиями целенаправленно осуществляют комплекс мер по стерилизации «излишних» денег. ЦБ стерилизует монетарную массу, во-первых, путем привлечения денег на открываемые депозитные счета, во-вторых – путем увеличения нормативов их обязательного резервирования; в-третьих – путем увеличения своих золотовалютных резервов. Для коммерческих банков депозиты в ЦБ стали заменой ГКО. Размещая свои деньги, они получают их обратно через некоторое время в большем на величину установленного ЦБ процента размере. Этот процент представляет, по существу, плату за неиспользование денег, поскольку на протяжении оговоренного договором срока деньги лежат на депозитах ЦБ без движения. В этом и состоит суть их стерилизации.

По такой же схеме, только без уплаты процентов, стерилизуются деньги и на счетах правительства в ЦБ. Их неиспользование позволяет правительству поддерживать высокий профицит бюджета и подавлять тем самым монетарную инфляцию.

Стерилизация поступающей в страну иностранной валюты осуществляется в два этапа. Сначала стерилизуется валюта, а затем – эмитированные для ее покупки рубли. В 2002 г. в результате рекордно высоких цен на нефть поступление в страну иностранной валюты резко выросло. Ее стерилизация потребовала увеличения золотовалютных резервов на 13,6 млрд дол., и к концу года они достигли 47,8 млрд дол. Для покупки валюты (в пределах 50 %-ной нормы обязательной продажи экспортерами валютной выручки) ЦБ эмитировал около 450 млрд руб. (для сравнения: годом ранее – всего 316 млрд руб.). Столь значительный масштаб эмиссии требовал существенного расширения стерилизации рублевой монетарной массы. Было стерилизовано 10 % эмиссии за счет связывания средств банков на срочных депозитах в ЦБ, 13 % – за счет накопления на счетах правительства в ЦБ неиспользуемых денег.

Другими способами стерилизации «излишних» денег являются: ускорение выплаты внешних долгов, снижение объемов обязательной продажи Центробанку валютной выручки и снятие ограничений на вывоз капитала из страны. Кроме того, применяется способ стерилизации денег за счет размещения их в долговые обязательства Минфина РФ (ГКО и ОФЗ). Этим же целям служит и созданный стабилизационный фонд. Основным же способом стерилизации денег по существу является вывоз капитала, который со второй половины 1990-х гг. устойчиво составляет порядка 30 % валютной выручки от экспорта (сумма непоступившей экспортной выручки, непогашенных импортных авансов, чистых ошибок и пропусков платежного баланса). В 2003 г. вывоз капитала составил 21,7 млрд дол.

Золотовалютные резервы в апреле 2004 г. превысили 80 млрд дол., размер средств коммерческих банков на депозитах в ЦБ составил 100,9 млрд руб., в стабилизационном фонде оказались замороженными 122 млрд руб., в фонде обязательного резервирования – 100 млрд руб., на корсчетах в ЦБ, как уже отмечалось, – свыше 190 млрд руб. Итого суммарно экономике оказались ненужными порядка 500 млрд руб. и 80 млрд дол. И это в условиях огромной потребности практически всех отраслей в инвестиционных ресурсах!

Не находя выгодных ниш в реальном секторе, денежные капиталы устремляются на финансовый рынок (фондовый и валютный рынки) и рынок недвижимости с целью извлечения доходов от спекуляции ценными бумагами, валютой и жильем. Последнее обстоятельство провоцирует непрерывный рост цен на жилье и приводит к строительству большого количества пустующих «инвестиционных» квартир для перепродажи. Сегодня их число составляет 30 – 40 % от общего количества вводимых в действие квартир. Отток денежных средств на указанные рынки снижает скорость надувания в России «финансового пузыря» избыточных денег.

«Россия не испытывает дефицита инвестиционных ресурсов. Есть дефицит инвестиционного спроса и инвестиционных идей», – заявил Г. Греф в Академии народного хозяйства в начале апреле 2004 г. Дефицит идей может привести к чрезмерному надуванию «финансового пузыря» и, как следствие, к обвалу финансового рынка и рынка недвижимости. Г. Греф напомнил, как в 1980-е гг. Япония столкнулась с бурным ростом на фондовом рынке и рынке недвижимости. Затем «пузырь» лопнул, спровоцировав длительный спад в экономике. Об угрозе такого исхода сегодня предупреждает Россию и Всемирный банк [15].

Таким образом, в современной российской экономике наблюдается не дефицит, а избыток выгодных ниш для вложения денег, которые концентрируются в торговле. При этом подавляющая часть предприятий реального сектора испытывает дефицит инвестиционных ресурсов и находится под угрозой выбытия основных фондов и сворачивания производственных мощностей 3. В этих условиях правительство в апреле 2004 г. приняло решение о снижении ставки ЕСН и повышении ставки НДПИ и пошлин на экспорт нефти.

Официальная версия снижения ставки ЕСН при одновременном увеличении налоговой нагрузки на нефтедобычу состоит в передаче дополнительных финансовых ресурсов перерабатывающим отраслям с целью стимулирования их саморазвития. С экономических позиций данная версия выглядит вполне обоснованной. По данным Института финансовых исследований для различных отраслей существует свой собственный наиболее «тяжелый» налог. Для нефтяной промышленности это НДПИ, для газовиков вообще и «Газпрома» – акцизы 4, для энергетики и РАО «ЕЭС России» – НДС, для металлургии – налог на прибыль, для машиностроения и иных перерабатывающих отраслей – ЕСН. В силу этого снижение ставки ЕСН наиболее выгодно для перерабатывающих отраслей, которые за годы реформ серьезно деградировали, нуждаются в ускоренной модернизации и больших объемах инвестиций. К тому же без ускоренного развития этих отраслей России никогда не преодолеть сырьевой специализации и зависимости от мировых цен на нефть.

Надежды на то, что в перерабатывающие отрасли будут вложены значительные иностранные инвестиции, не оправдались. Не оправдались и надежды на переток в эти отрасли высоких доходов нефтяных экспортеров. Не работают, как отмечалось выше, и институциональные механизмы инвестирования предприятий данного сектора. Все это сделало снижение ставки ЕСН весьма актуальным.

Достаточно логичным выглядит решение компенсировать вызываемые снижением ставки ЕСН потери бюджета (280 млрд руб.) за счет увеличения налоговой нагрузки на нефтяников. При этом правительство не исключает, что налоговая нагрузка может быть увеличена и для металлургов, почти вся продукция которых, поставляемая за границу, освобождена сегодня от экспортных пошлин.

Идеология повышения налогов на нефтяников основана на том, что все сверхдоходы, полученные при благоприятной ситуации на мировых рынках, должны направляться государству. Как заявил в мае 2004 г. министр финансов А. Кудрин, «правительство может и вправе изымать до 90 % дополнительных доходов с добывающих отраслей». Критерием для определения «дополнительного дохода» нефтяников является мировая цена на российскую нефть. Чем она выше, тем большую часть дохода нефтяников забирает себе государство, и наоборот.

Прежний порядок определения экспортных пошлина на нефть имел три диапазона ставок в зависимости от цен на нефть марки Urals. При средней мировой цене нефти до 15 дол. за баррель ставка пошлины составляла 0 %, от 15 до 25 дол. за баррель – 35 %, от 25 до 35 дол. – 40 %. В принятых поправках к Закону РФ «О таможенном тарифе» устанавливается новая шкала: при цене до 15 дол. нулевая ставка сохранится, при цене от 15 до 20 дол. за баррель ставка составит 35 %, от 20 до 25 дол. – 45 % и от 25 до 35 дол. – 65 %. Другим инструментом изъятия сверхдоходов является увеличение ставки НДПИ для сырой нефти. С 01.01.2004 г. ставка была увеличена всего на 7 руб. (с 340 до 347 руб.) за тонну для компенсации влияния инфляции. Со следующего года ставка НДПИ будет составлять 400 руб. за тонну.

В принятых налоговых новациях отдельные экономисты усматривают существенные изъяны. Во-первых, усиливается зависимость бюджета от неустойчивой конъюнктуры внешнего рынка. Во-вторых, предлагаемый механизм изъятия сверхдоходов нефтяников не имеет ничего общего с природной рентой, поскольку увязывается он с мировыми ценами, а не с горно-геологическими условиями добычи. В-третьих, нет никаких гарантий, что передаваемые предприятиям через снижение ставки ЕСН 280 млрд руб. не будут вывезены за рубеж, направлены в непрофильные активы (например, на покупку футбольных клубов) или просто не попадут в карман хозяевам предприятий (как это случилось с отменой 5 %-го налога с продаж). Наконец, в-четвертых, снижение ЕСН повлекло необходимость серьезной корректировки накопительной пенсионной системы и постановку вопроса об исключении из нее граждан в возрасте старше 37 лет (около 50 % граждан, участвующих в пенсионной реформе). На последнем моменте ввиду его особой важности остановимся подробнее.

Прежде всего отметим, что сегодня в России уровень поступлений ЕСН ниже, чем соответствующие уровни поступлений страховых взносов в европейских странах (рис. 3).

Рисунок 3.
Доли отчислений на социальное страхование в России (2002 г.) и ряде других стран (1999 г.), % к сумме налогов [3]
Рисунок 3

Следовательно, в России размер налоговых изъятий как в целом, так и в части страховых взносов не превышает европейского уровня и даже оказывается значительно ниже, чем, например, во Франции, Германии, Чехии и Венгрии. Почему же мы идем на дальнейшее сокращение налогов, и в первую очередь ЕСН? Известно, что снижение налогов само по себе не гарантирует экономического роста. Самые низкие налоги (в пределах 15–20 % ВВП) имеют сегодня Грузия и Колумбия. Однако экономического процветания там не наблюдается.

Вполне очевидно, что величина налоговых изъятий напрямую зависит от набора тех функций государства, которые оно за счет бюджетных средств реализует. Чем шире этот набор и выше уровень затрат на его реализацию, тем больше средств необходимо аккумулировать в бюджете. Например, в США государственные инвестиционные вложения в экономику составляют не менее половины национального бюджета, а в странах Скандинавии превышают 70 %. Значительные средства направляются развитыми странами и в сферы образования, культуры, науки, здравоохранения и т.д.

В России государственная инвестиционная деятельность сегодня практически свернута, а бюджетные организации содержатся на голодном финансовом пайке. И это не случайность, а результат целенаправленной политики правительства. В «Основных направлениях социально-экономической политики Правительства Российской Федерации на долгосрочную перспективу» в качестве главной цели, венчающей завершение реформ по программе Г. Грефа, провозглашается «переход к модели “субсидиарного государства”, которое обеспечивает перераспределение социальных расходов в пользу самых уязвимых групп населения при одновременном сокращении социальных трансфертов обеспеченным семьям. При таком подходе граждане, которые обладают самостоятельными источниками финансирования социальных потребностей, сами, за счет собственных доходов, должны оплачивать практически все расходы по оплате жилья и коммунальных услуг, а также часть расходов на медицинское обслуживание, образование, пенсионное страхование» [17]. Иными словами, государство намерено практически полностью снять с себя обязанности по социальному обеспечению и поддержке граждан и возложить их на них самих. От обязанностей по развитию экономики оно уже себя освободило. И это еще одна характерная черта субсидиарного государства, на завершающем этапе перехода к которому находится Россия.

В настоящее время подготовлен пакет законопроектов по ЖКХ, предполагающий привлечение к его обслуживанию частных компаний и переход к 100 %-ной оплате коммунальных услуг. Льготы инвалидам и пенсионерам (проезд в городском и на железнодорожном транспорте, бесплатное медицинское обслуживание и лекарства, коммунальные услуги, оплата телефона и др.) заменяются денежной компенсацией. Завершается подготовка пакета законов по реформированию здравоохранения, нацеленному на радикальное сокращение количества врачей и больничных государственных стационаров (по предварительным оценкам, на 300 тыс. чел. и 500 тыс. больничных коек соответственно) 5. Ведется работа над аналогичными законами по сворачиванию системы государственного образования. Все эти законы должны вступить в силу до 2007 г., который, видимо, и будет годом окончательного создания в России субсидиарного государства. В увязке с названными законами и снятием государством с себя «избыточных» функций происходит и будет происходить дальнейшее снижение налогов.

Проводимая в стране пенсионная реформа также находится в русле перехода к субсидиарному государству. Как известно, до конца 2001 г. пенсионная система России была полностью распределительной (принцип «солидарности поколений»), то есть финансирование текущих пенсий осуществлялось исключительно за счет средств, собираемых с фондов оплаты труда работающих граждан. В 2002 г. осуществлен переход к накопительной пенсионной системе, предполагающей индивидуальное накопление каждым гражданином своих собственных пенсионных средств. Пенсионные накопления были подразделены на базовую, страховую и накопительную части. Первые две части являются элементами распределительной системы и индексируются с учетом инфляции. Ставка была сделана на накопительную часть. Предполагалось, что передача этой составляющей институциональным инвесторам (частным инвестиционным компаниям) позволит решить две важнейшие задачи: 1) инвестировать пенсионные «длинные деньги» в экономику страны и за счет этого обеспечить более высокие темпы экономического роста; 2) повысить благосостояние будущих пенсионеров за счет извлечения доходов от капитализации их пенсионных накоплений.

Рисунок 4.
Динамика естественного прироста (убыли) населения России, тыс. чел.
Рисунок 4

Однако переход к накопительной пенсионной системе, хотя он и соответствует общей идеологии перехода к субсидиарному государству, явился вынужденной мерой, обусловленной надвигающейся демографической катастрофой. С 1992 г. в России наблюдается устойчивая тенденция депопуляции населения, характеризуемая превышением числа умерших над числом родившихся в 1,5–1,8 раза (рис. 4). Численность населения сократилась за период 1992 – 2002 гг. в 65 из 89 субъектов Российской Федерации. По данным Госкомстата, в 2003 г. население сократилось еще на 852 тыс. чел. В целом в результате превышения числа умерших над числом родившихся население страны уменьшилось за десять лет на 9,6 млн чел., или на 6,4 %. В 2008 г., по оценке Центра демографии и экологии человека РАН, нашу страну ждет колоссальное падение рождаемости, сравнимое лишь с послевоенным периодом.

По статистике, чтобы население не убывало, на каждую женщину репродуктивного возраста должно приходиться примерно 2,2 ребенка, а реально сейчас приходится 1,3. Периодические колебания рождаемости в сторону повышения не влияют на общую ситуацию. Но демографическая проблема России связана не столько с низкой рождаемостью, сколько с высокой смертностью. В 2003 г. она достигла рекордного уровня: страна потеряла 2370 тыс. чел., при этом российская смертность в корне отличается от европейской: умирают в основном взрослые мужчины трудоспособного возраста. По прогнозам демографов, к 2050 г. население РФ может сократиться на 100 млн чел. В ближайшей перспективе число работоспособного населения уменьшится вдвое. По данным экс-министра труда А. Починка, к 2008 г. на каждого работающего россиянина будет приходиться один пенсионер [18]. Когда же настанет время современной молодежи выходить на пенсию, то, скорее всего, на одного работающего будет приходиться уже больше одного пенсионера. При таком соотношении работающих и пенсионеров распределительная пенсионная система работать не сможет. Именно поэтому и был осуществлен переход к накопительной системе 6.

Но уже по итогам первого года пенсионной реформы стало ясно, что возрастной группе старше 1967 г. рождения рассчитывать на серьезное увеличение пенсий за счет инвестирования накопительной части не приходится. Слишком незначительными оказались накопления (по выражению М. Зурабова, «копеечными»). Итоги второго года реформ также неутешительны: за 2002 – 2003 гг. накопления составили примерно по 1 тыс. руб. на человека. Сохранялась надежда, что ситуацию выправит передача пенсионных денег частным управляющим компаниям. 1 марта 2004 г. Пенсионный фонд России перевел в эти компании 1,6 млрд руб. – деньги тех граждан, которые предпочли накапливать на пенсию не в государственной, а в частной системе. Их оказалось меньшинство – 700 тыс. из 38 млн чел. Первый же месяц работы частных управляющих компаний с пенсионными деньгами на фондовом рынке закончился крайне неудачно – практически все компании получили убыток. В среднем он составил около 5 % накоплений, то есть 60 % годовых.

Не лучше обстоит дело и с пенсионными накоплениями граждан, не пожелавших уходить из государственной системы. Их накопления переданы в управление Внешэкономбанку, доходность инвестиционного портфеля которого по итогам 2003 г. была отрицательной.

Напомним, что доходность вкладов граждан по всем видам банковских депозитов сегодня также отрицательная. Ожидается, что в 2004 г. у россиян появится возможность переводить пенсионные накопления еще и в негосударственные пенсионные фонды (НПФ). Однако и это вряд ли изменит ситуацию к лучшему. Средняя пенсия, выплачиваемая российскими НПФ в первой половине 2003 г. (а ее получали 329,1 тыс. чел.), составляла 642,3 руб. в месяц.

Теперь уже ясно, что накопить на старость приличную сумму денег большинству российских граждан за счет пенсионной накопительной системы вряд ли удастся. По оценке зам. министра финансов Б. Златкис, при зарплате в 5 тыс. руб. (это немного меньше средней зарплаты по России в 2003 г.) мужчина 1967 г. рождения при наиболее вероятном росте фондового рынка в среднем на 5 % в год получит ежемесячную прибавку к пенсии в 73 руб. (в ценах 2003 г.). При легальной зарплате в 1 тыс. дол. прибавка возрастет до 14,4 дол. в месяц [19]. Аналитики инвестиционной компании «Тройка-Диалог» полагают, что пенсионная реформа в нынешнем виде провалилась, поскольку предложенный механизм в принципе не способен изменить ситуацию с пенсиями к лучшему – столь мизерные отчисления обыкновенному человеку не помогут. Для формирования нормальной пенсии нужны отчисления, составляющие порядка 60 % от заработка.

Все это вполне закономерно и могло быть прогнозируемо еще до начала реформы. Дело в том, что выгодных вариантов вложения денежных капиталов сегодня в российской экономике практически нет [20]. Напротив, как отмечалось выше, имеется избыток денег. Элитные высокорентабельные экспортно ориентированные сырьевые предприятия, являющиеся головными компаниями финансово-промышленных групп (ФПГ), обслуживаются крупными корпоративными и иностранными банками, которые управляют по отработанным схемам их ликвидностью без привлечения «чужаков». Коэффициент автономии (то есть доля собственных средств в общей сумме кредитов и инвестиций) у ФПГ доходит до 95–98 %. В последнее десятилетие именно ФПГ накопили и вывезли за границу сотни миллиардов долларов. Не входящие в ФПГ высокорентабельные предприятия (как крупные, так и мелкие) почти все работают по «серым» и «черным» схемам и обслуживаются «своими» банками. Вложения в такие предприятия чрезвычайно рискованны, да и в «светлых» деньгах они не нуждаются. Остальные предприятия, как правило, функционируют в режиме проедания капитала, низкорентабельны или убыточны.

На начало 2001 г. в России действовали 424 тыс. акционерных обществ (АО), из которых в листинг фондовых бирж были включены лишь около 10 %. Реально на фондовом рынке торгуются акции преимущественно 10–15 «голубых фишек», то есть 3,75 % от котируемых, или 0,004 % от общего числа АО, причем, основная часть фондового рынка, торгующего этими акциями, переместилась за границу. Сделки на российском фондовом рынке, как правило, имеют спекулятивный характер и обычно связаны с появлением заказов на крупные пакеты акций, предназначенные для овладения теми или иными компаниями, их поглощением или слиянием с ними. Так, в 2003 г. катализаторами роста российского фондового рынка явились, во-первых, высокие мировые цены на товары российского сырьевого экспорта, обусловившие рост акций наших «голубых фишек». Во-вторых, две крупнейшие сделки по корпоративному слиянию в нефтяной отрасли – создание англо-американской компанией «ВР» и российской «ТНК» новой нефтяной компании «TNK-BP», ставшей третьей по величине нефтяной компанией России, а также несостоявшаяся сделка по слиянию «ЮКОСа» и «Сибнефти». В-третьих, скупка стратегическими инвесторами крупных (чаще всего, блокирующих) пакетов акций региональных энергокомпаний в преддверии расформирования РАО «ЕС России» (в частности, такие пакеты скупались «Газпромом»). Другими торгуемыми на российском фондовом рынке ценными бумагами являются облигации Минфина РФ (ГКО и ОФЗ) и в меньшей мере – облигации органов местной власти и отдельных предприятий (корпоративные облигации). Доходность по всем видам рублевых облигаций в 2003 г. не превышала 9,5 % годовых, то есть не покрывала уровня инфляции.

В условиях отсутствия выгодных ниш для вложения возникает реальная угроза раздувания за счет пенсионных денег «финансового пузыря», о котором речь шла выше. Пока это сравнительно небольшая сумма, но дальнейшее накопление пенсионных денег может раздуть «финансовый пузырь» настолько, что он лопнет, вызвав гиперинфляцию, обрушив финансовый рынок и ввергнув экономику в кризис. Гарантировать сохранность пенсионных денег при таком исходе невозможно, не говоря уже о доходности накопительных счетов. В 2004 г., по оценке М. Зурабова, если бы в пенсионную систему не были внесены корректировки, объем пенсионных накоплений россиян мог бы достигнуть 162 млрд руб., в 2005 г. – 250 млрд руб., а к 2008 г. пенсионные накопления приблизились бы к 1 трлн руб.

Сложившаяся сегодня в России ситуация абсурдна: правительство предпринимает широкий комплекс мер по стерилизации «избыточных» денег и само же инициирует вброс на финансовый рынок значительной монетарной массы в виде пенсионных накоплений. Мы разделяем точку зрения экономистов, считающих, что выходом из этой ситуации могло бы быть не ослабление, а напротив, усиление экономических функций государства. Пенсионные взносы могли бы инвестироваться не частными компаниями, а государством в долгосрочные крупномасштабные инвестиционные проекты, такие как развитие железнодорожного транспорта, строительство трубопроводов, освоение новых месторождений, модернизация ЖКХ, энергетики и т.п. Для этого необходима детально проработанная долгосрочная программа развития производительных сил страны, своего рода, как предложил М. Делягин, план ГОЭЛРО-2 [19], то есть глубокое изменение всей социально-экономической политики, не ограничивающееся внесением поправок в налоговое и пенсионное законодательство.

Пока же бюджетный подкомитет Госдумы предложил вообще отказаться от системы обязательных пенсионных накоплений. «Через два года дефицит Пенсионного фонда будет нарастать, – считает один из авторов этого предложения О. Дмитриева. – Все идет к тому, что правительство скоро само предложит эту идею. Отказываться от системы, которая провалилась, лучше сразу». Взамен депутаты предложили систему добровольных пенсионных взносов, разрешающую всем работающим отчислять по 4 % от собственной зарплаты на накопительный счет (собственно, это и предложено гражданам старше 37 лет, исключенным из накопительной системы). Правительство пока выступает против этого предложения, но не исключено, что в будущем оно будет принято.

Выступая с Посланием Федеральному Собранию весной 2004 г., президент России отметил, что налоговая система страны после ее реформирования должна стать необременительной для предпринимателей, быть справедливой для всех экономических агентов, не позволять уклоняться от уплаты налогов и, главное, должна стимулировать рост конкурентоспособности российского бизнеса.

Литература

1. Национальные счета России в 1989–1996 годах: Стат. сб. / Госкомстат России. М., 1998.
2. Национальные счета России в 1995–2002 годах: Стат. сб. / Госкомстат России. М., 2003.
3. Белоусов Д.Р. Макроэкономический и структурный аспект налоговой реформы / Центр макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования. Январь 2004 г. // (информация с сайта
4. Рыбакова Т. Для удвоения ВВП России потребуется $1 трлн //(информация с сайта
5. Чем Россия будет убирать хлеб через три года? // Российская газета. 2003. 22 окт. С. 5.
6. Белоусов А.Р. Уроки посткризисного роста (1999–2001) // Вопросы статистики. 2002. № 6. С. 15–27.
7. Хартманн Й. Deutsche Bahn AG заигрывает с «Российскими железными дорогами» // (информация с сайта)
8. Хикматов Т. Авиация: к 2010 году россиянам не на чем будет летать // (информация с сайта)
9. Кара-Мурза С.Г. Разруха в умах и в домах // (информация с сайта
10. Делягин М. Краткий курс лечения от дефолта // Российская газета. 2004. 4 февр. С. 4.
11. Делягин М. Дырки от бубликов // (информация с сайта)
12. Панов Е. Сегодня мы живем на уровне 1913 года // Российская газета. 2004.  27 февр. С. 4.
13. Система таблиц «Затраты – Выпуск» России за 2000 год: Стат. сб./ Госкомстат России. М., 2003.
14. Руэл К., Шафер М. Потемкинские деревни российского ВВП //(информация с сайта)
15. Герман Греф и Всемирный банк пугают Россию финансовыми пузырями //(информация с сайта)
16. Гонтмахер Е. Ключевые реформы нужно просчитывать более ответственно // (информация с сайта)
17. Основные направления социально-экономической политики Правительства Российской Федерации на долгосрочную перспективу/ Центр стратегических разработок. 1999–2000 //(информация с сайта
18. Дмитриева М. Русский крест //(информация с сайта)
19. Делягин М. Пенсионная реформа, или игра в наперсток: забудьте о пенсии //(информация с сайта)
20. Литвинцева Г.П. Парадокс российской экономики: избыток денег и кризис инвестиций // ЭКО. 2002. № 5. С. 23–37.


[1] - Отметим, что, несмотря на снижение ставок, налоговые поступления растут. Так, годовые темпы роста поступлений по налогу на доходы физических лиц по Сибирскому федеральному округу составили в 2002 г. 137,2 %, в 2003 г. – 125,3 %.

[2] - В этой связи отмена льготы по налогу на прибыль на финансирование капитальных вложений оценивается многими экономистами как ошибочная.

[3] - По нашей оценке, наиболее интенсивно сворачиваются производственные мощности в машиностроении и легкой промышленности.

[4] - С 01.01.2004 г. акцизы при добыче природного газа заменены НДПИ.

[5] - Пакет этих законов подготовлен Центром стратегических разработок на гранты Всемирного банка.

[6] - Осуществляя пенсионную и иные социальные реформы, члены правительства, по существу, принимают надвигающуюся демографическую катастрофу как данность, которой нельзя избежать. Заявления о неизбежности замещения вымирающих российских граждан иммигрантами свидетельствуют о том же. Какие-либо действенные меры по исправлению ситуации не предпринимаются и даже не планируются.